Директор по счастью в Neti Андрей Макаров рассказал изданию Rusbase о том, что входит в его обязанности, сложно ли работать на этой должности и – самое главное – счастливы ли он сам?

Счастье – это сложное и не всегда очевидное понятие. Поэтому жесткого закрепленного списка обязанностей у меня нет. Зато есть общая цель – сделать так, чтобы сотрудники получали удовольствие на работе. Это и про самореализацию, и про развитие людей, и про культуру доверия, и про открытость, обратную связь и еще кучу всего другого.

В целом я вместе с командой активных сотрудников занимаюсь следующим:

  • анализирую состояние сотрудников: опросы, личное общение, организация системного сбора обратной связи
  • изучаю, какие события или действия приводят к негативным эмоциям, а какие – к позитивным
  • разбираюсь, чего сейчас не хватает сотрудникам и готовлю активности, которые восполняют пробелы
  • для повышения конструктивности общения и повышения осознанности обучаю руководителей и сотрудников эмоциональному интеллекту и психологии в целом
  • пропагандирую некоторые элементы, которые могут подготовить людей к счастью: медитацию, спорт, хобби, изучение психологии
  • помогаю сотрудникам разобраться в себе, понять, чем они хотят заниматься, и найти нужную деятельность в компании
  • внедряю холакратию.

Я не сразу пришел к этой должности. Достаточно долго я работал в постоянном диком стрессе. Особенно став руководителем. Когда постоянные переживания стали влиять на здоровье, я понял, что нужно что-то менять, и начал искать счастье в работе.

Получил психологическое образование, начал изучать тему счастья и даже «забрался» в нейробиологию. Когда, наконец, нашел счастье для себя, то понял, что хочу помогать другим.

Не могу сказать, что моя работа – сложная. Думаю, это субъективное понятие. А тема работы со счастьем – просто очень широкая. Надо много чего изучать, погружаться во внутренние процессы в компании и, конечно, постоянно общаться и слышать людей.

Вот основные сложности:

  • Бывают ситуации, когда человек вообще не хочет быть счастливым. Возможно, он использует страдания для чего-то или просто привык так жить. Иногда таким людям получается показать другой мир, иногда нет. Основная задача – понять, какое желание сильнее: стать счастливее или жить в текущей парадигме. Если человек хочет оставить все так, как есть, то шансов помочь почти нет.
  • Другая огромная сложность в том, что люди редко знают, чего реально хотят. Наши истинные желания спрятаны где-то глубоко под годами воспитания и навязанными социальными ожиданиями. Научить сотрудников понимать свои потребности – одна из первичных задач в деле счастья. Это всевозможное обучение психологии, личный коучинг, а также общие разговоры о целях и желаниях.

У компаний все чаще возникает потребность в специалистах по счастью, потому что это делает работу эффективнее.

Для меня работа со счастьем — это не затраты на смузи и макбуки. Это про то, что человек работает эффективнее, когда он осознал, чего реально хочет, и понял, как он может это получать в своей работе, принося при этом пользу компании. А компания убирает препятствия на пути работы этого человека: поддерживает и создает атмосферу, которая заряжает энергией, а не отбирает последние силы в постоянных неконструктивных конфликтах.

Я люблю свою работу, и я счастлив. Думаю, несчастливому человеку крайне сложно будет распространять счастье. Потому что это – не просто действия по инструкции, это должно идти изнутри и быть в каждом слове и действии.

Читать ответы других экспертов.